Ширвиндт должен был сыграть Остапа Бендера

Фото Семена Оксенгендлера

Фото Семена Оксенгендлера

Кастинг на роль Остапа Бендера? Это Гайдай Леонид Иович меня пробовал.

Джером ДжеромИльф и Петров. Невозможно снять, потому что эти авторы (да и Булгаков, когда это не пьесы) мощны своей авторской интонацией. Интонацию нельзя снять, зафиксировать. За «12 стульев» брались Швейцер, Гайдай, Марк Захаров, три замечательных, совершенно разных режиссера, и каждый выбирал себе Остапа Бендера. У Леонида Иовича на «Мосфильме» был огромный кабинет, и когда он затевал «12 стульев» фотопробы у него в кабинете висели на стенах — ГафтКуравлев, все, в том числе, и я. Все снимали на Шосткинскую пленку, а Гайдаю выдали пленку настоящую. Леня уже начал снимать Сашу Белявского, ныне покойного. Он снял, по-моему, 200 полезных метров. Это очень много. Потом он случайно оказался в Тбилиси, увидел моноспектакль Арчила Гомиашвили «12 стульев», влюбился, взял его на главную роль. Вот подход.

АШвейцер начал снимать «Золотого теленка» только для того, чтобы снять Юрского. Обратный процесс, понимаешь?

И, наконец, Марк Анатольевич решил сделать музыкальную эксцентрическую версию. Во-первых, Андрюшка Миронов там с моей трубкой.

И когда что-то репетировали, Марк всегда говорил:

«Андрюша, ищи Шуркин тухлый глаз».

Это он его режиссировал. Я говорю:

«Чего бы не взять первоисточник?»

Прошло много лет. В Питере, в Ленинграде был «Золотой Остап». Это всесоюзный юмористический конкурс, где выдавали статуэтки Остапа Бендера. Я был президентом всей этой штуки. Сатирики, артисты, все там были. Мы ехали в купе с Леонидом Иовичем. И в конце, уже подъезжая к Ленинграду, сказал: «Надо было тебя снимать». Я говорю: «Опомнился».

Фото Семена Оксенгендлера

Фото Семена Оксенгендлера

Фото Семена Оксенгендлера

Фото Семена Оксенгендлера

Фото Семена Оксенгендлера

Фото Семена Оксенгендлера

Некоторое время спустя прошла встреча со зрителями в Воронежском концертном зале и там эту историю мой визави поведал чуть иначе. Ну и еще пара историй бонусом:

У меня была мечта — сыграть Остапа Бендера. Несбывшаяся, хотя попытки были. Первая связана с Гайдаем. Все сейчас говорят: «Пьющий, пьющий». Ну пьющий. Но гениальный! Когда Гайдай затевал свои «12 стульев», он на роль Бендера перепробовал почти все актёрское мужское население России. У него на «Мосфильме» пробы в кабинете были развешаны, как картины в Третьяковке. Я тоже пробовался. Он начал снимать Сашу Белявского. А потом попал в Тбилиси и увидел Арчила Гомиашвили. Увлекся и стал снимать его. Как-то спустя много лет мы ехали с Леней в купе в Питер, и под литр коньяка он сказал: «Эх, надо было тогда снимать тебя!» Спохватился!

Однажды Зяма (Гердт — Е.Д.) сбил пьяного мужика. Не насмерть, но права отняли. В итоге мы с Московской ГАИ договорились — мы пишем стихи для их месячника безопасного движения, а они отдают права. И на Минском шоссе стоял транспарант, где были написаны наши гениальные стихи: «Любому предъявить я рад талон свой недырявый: не занимаю левый ряд, когда свободен правый» Мы написали ещё: «Зачем ты делаешь наезд, когда идет исторический 25-й партийный съезд!» Но это наше сочинение почему-то не взяли…

Он (Никулин) был тонкий, умный и очень грустный человек. У него в кабинете стояли огромные стеллажи с книгами с анекдотами — на все буквы алфавита и все случаи жизни.

Была инаугурация Ельцина в Кремле, банкет. Дошла очередь до Юры. И он рассказывает анекдот: «В Кракове жена судовладельца показывала свой новый дом. На первом этаже сортир с серебряным унитазом. На втором — с золотым. На третьем — с платиновым. А пришли большевики — всё равно обос..лась на лестнице». Это он, представляете, на инаугурации президента отмочил!

Источник

admin
Adblock
detector